Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Понедельник, 28 Март 2016 16:43

Лаврентий Берия – великий строитель

Ко дню рождения замечательного большевика (29 марта 1899г.)

Стараниями Хрущёва и компании, перестройщиков – горбачёвцев, демократов, всех тех, кто задумывал и проводил буржуазную контрреволюцию, Берия размалёван чёрной краской так круто, превращён в такое дикое исчадие зла, что диву даёшься. Хрущёв и иже с ним, захватившие власть в Кремле после смерти И.В.Сталина, расправившись с Берией физически, пытались вообще вычеркнуть его имя из истории. Подписчикам Большой Советской энциклопедии была отправлена рекомендация поработать бритвой и ножницами, вырезать информацию о Берии и заменить её на другую. Эти ничтожества рассчитывали «перекроить» Советскую историю под себя, оболгать Сталина, оклеветать Берию и возвеличить себя, свои гнусные дела. Да, можно вырвать страницы из книги, но вот страницы истории, память о великих делах, из истории не вырвешь.

Постараемся, хотя бы очень кратко, восстановить основные этапы жизни этого человека – важнейшей фигуры Сталинской эпохи. Берия Лаврентий Павлович родился 29 марта 1899 года в селении Мерхеули Сухумского района Абхазии в семье бедного крестьянина. Грузин. Член Коммунистической партии с марта 1917 г. Образование среднее: в 1919 г. окончил Бакинское среднее механико-строительное техническое училище по специальности архитектор-строитель. И одновременно в 1918 г. – председатель подпольной Бакинской партийной организации. Юноша Лаврентий Берия вырос приобретя убеждения большевика и профессию строителя.

Послереволюционная обстановка в Закавказье требовала от Лаврентия, увы, не строительства, а яростной борьбы с врагами, с контрреволюцией. И первое десятилетие его трудовой деятельности – это работа в ЧК, работа в ОГПУ, где он дошёл до должности первого чекиста в Закавказье. Как бы итог этому этапу жизни Берия подводит приказ от 30 марта 1931 года Председателя ОГПУ Менжинского № 154/93: «… Коллегия ОГПУ с особым удовлетворением отмечает, что вся эта огромная напряжённая работа в основном проделана своими национальными кадрами, выращенными, воспитанными и закалёнными в огне боевой работы, под бессменным руководством тов. Берии, сумевшего с исключительным чутьём, всегда отчётливо ориентироваться и в сложнейшей обстановке политически правильно разрешая поставленные задачи... в то же время личным примером заражать сотрудников и, передавая им свой организационный и оперативный навыки, воспитывать их в безоговорочной преданности Коммунистической партии и её Центральному Комитету...». Личный пример Лаврентий Павлович подавал коллегам не только в чекистской работе, но и… в футболе. В футбол он играл так, что в начале 20-х годов выступал за тбилисское «Динамо», и когда в Тифлис приехала сборная Москвы, он играл левым полузащитником против самого Николая Старостина.

Избрание в ноябре 1931 г. первым секретарём ЦК КП(б) Грузии и вторым секретарём Закавказского крайкома ВКП(б) позволило Лаврентию Павловичу вплотную заняться любимым делом – созиданием. Он быстро переориентировал сельскохозяйственное производство в Грузии на выращивание таких культур, которые могла дать стране лишь горная и субтропическая зона Грузии: цитрусовые, виноград, чай, табак. Уже в 1933 году ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР в своём постановлении отмечали, что достижения Грузии положили начало независимости Советского Союза в деле производства чая.

Однако, начинал Берия не с чая, а с того, что в декабре 1931 года ликвидировал грузинский Колхозцентр, заменив его Народным комиссариатом земледелия. И в отличие от, например, Косиора и Хатаевича на Украине, не сократил, а даже несколько расширил подсобные хозяйства колхозников, чтобы избежать угрозы голода. В итоге в январе 1934 года на IX съезде Компартии Грузии он имел полное право сказать: «Стало реальностью вполне устойчивое положение деревни Грузии, укрепление колхозов, рост коллективизации, успешное внедрение специальных и технических культур... и добросовестное выполнение колхозниками и трудящимися-единоличниками своих обязательств перед государством».

В 1931 году в колхозах было объединено 36% крестьянских хозяйств, к 1939 году — 86%. При этом в 1936 году доходы колхозов составили 235 миллионов рублей, а в 1939 году они превысили полмиллиарда. Ещё характерные цифры: в 1932 году в Аджарии было собрано 14 миллионов цитрусовых плодов, а в 1940 году — 315 миллионов. К 1938 году Грузия по уровню образованности населения выходит на одно из первых мест в Советском Союзе. И может быть главное дело Берии того периода – он ликвидировал в Закавказье малярию, осушил болота, спас тысячи людей от проклятой заразы.

А строительство? Делу социалистической реконструкции Тбилиси он отдавал не только сердце, но и ум, знания. Генеральный план развития столицы Грузии был рассмотрен в июне 1933 года на объединённом пленуме ЦК и Тифлисского горкома, где основной доклад делал первый секретарь ЦК и горкома Л.П. Берия. Как всегда у него, и в плане реконструкции был реализован комплексный, системный подход, разумная перепланировка без утраты сложившегося своеобразия города. Достаточно сказать, что были сохранены все архитектурные достопримечательности старого Тифлиса, включая храмы.

По проекту академика А. Щусева с участием архитектора П. Сардарьяна в 1938 году было построено монументальное здание Тбилисского филиала Института Маркса – Энгельса – Ленина (в нынешние времена в этом здании открылся семизвёздочный отель!). Он нередко приходил или приезжал на строящиеся объекты ночью... Так было проще получить объективное представление о реальном положении дел, и... , конечно же, помечтать в ночной тишине о несбывшемся... О так и не достигнутом им звании архитектора.

Но в Москве помнили о Л.П.Берия как о талантливом чекисте. В августе 1938 года Берию вызвали в Москву. 17 ноября 1938 года, было принято подписанное Сталиным и Молотовым Постановление Совета Народных Комиссаров СССР и Центрального Комитета ВКП(б) «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». В нём говорилось: «…Ликвидировать судебные тройки, созданные в порядке особых приказов НКВД СССР, а также тройки при областных, краевых и республиканских управлениях рабоче-крестьянской милиции... Впредь все дела в точном соответствии с действующими законами о подсудности передавать на рассмотрение судов или Особого совещания при НКВД СССР…». Особое совещание при НКВД СССР – это лишь в Москве для особо важных дел государственного значения. И – без права вынесения «расстрельных» приговоров.

Вот на таком политико-правовом фоне Берия 25 ноября 1938 года стал полноправным наркомом внутренних дел СССР. С чего же он начал? А с того, что уже на следующий день подписал приказ о мерах по выполнению постановления СНК и ЦК от 17 ноября. Новый нарком требовал от подчинённых ему органов НКВД всех уровней немедленного прекращения массовых операций. Запрещалась практика арестов по так называемым «альбомам», «справкам» и «меморандумам». Разъяснялось, что по делам о государственных преступлениях следует составлять мотивированные постановления и т.д.

Берия быстро разобрался с завалами праведного и неправедного, что было сделано при Ежове, и уже в 1939 году из лагерей НКВД вышло более двухсот тысяч человек. Были восстановлены в рядах РККА нескольких тысяч честных красных командиров. За 1939 год из системы НКВД было уволено 7372 оперативных работника (22,9% от их общего состава), а принято на оперативно-чекистскую работу 14 506 человек, из них – 11 062 по партийно-комсомольским путёвкам.

Накатывалась страшная война. С июня 1941 г. Берия член, а с мая 1944 г. заместитель председателя Государственного комитета обороны (ГКО) СССР. За годы войны, будучи членом Государственного комитета обороны, он сумел наладить выпуск многих тысяч танков, самоходных артиллерийских установок, боеприпасов, снарядов, отвечал за бесперебойную работу металлургии – чёрной и цветной. За обеспечение работы предприятий по выпуску оборонной продукции и вооружений для армии Берия в 1945 году был удостоен звания Героя Социалистического труда.

С августа 1945 г., после взрыва американцами атомных бомб над Хиросимой и Нагасаки, Советский Союз был вынужден бросить все ресурсы разорённой войной страны на создание своего атомного оружия. Это был единственный способ эффективно противостоять атомным угрозам США. 29 декабря 1945 года Берия Указом Президиума ВС СССР был освобождён от обязанностей наркома внутренних дел СССР, а 15 января в газете «Известия» в разделе «Хроника» появилось несколько строчек: «Президиум Верховного Совета СССР удовлетворил просьбу заместителя Председателя СНК СССР т. Л.П. Берия об освобождении его от обязанностей Наркома внутренних дел СССР ввиду перегруженности его другой центральной работой». О сути другой «центральной работы» ничего не сообщалось, да и не могло быть ничего сообщено, потому что Постановление ГОКО от 20 августа 1945 года №9887сс/оп «О Специальном комитете при ГОКО» имело гриф «Совершенно секретно (Особая папка)». Этим постановлением создавался Специальный комитет с чрезвычайными полномочиями для решения любых проблем «Уранового проекта».

Важно отметить, что в 1945 – 1953 годах в функции Л.П.Берия по линии разведки входило только одно направление. Из Постановления ГОКО: «Поручить тов. БЕРИЯ принять меры к организации закордонной разведывательной работы по получению более полной технической и экономической информации об урановой промышленности и атомных бомбах, возложив на него руководство всей разведывательной работой в этой области».

Создание советской атомной и водородной бомб, мощной атомной промышленности – это в огромной степени труд Л.П.Берия. На бомбу работали сотни тысяч людей, тысячи лучших советских учёных, по существу – почти все отрасли отечественной промышленности. Многие отрасли просто создавались «с нуля». Надо было координировать, планировать, где-то помогать, а где-то требовать и отвечать, при этом, за всё. И Лаврентий Павлович блестяще справился с этой гигантской задачей. Америка создала бомбу за пять лет. В Советском Союзе она была создана за четыре года. Справедливы слова Курчатова: «Не было бы Берии – не было бы бомбы». 29 октября 1949 года ЦК и Совмин приняли Постановление №5039-1925сс и о его награждении. «За организацию дела производства атомной энергии и успешное завершение испытания атомного оружия» Берия получил а) благодарность; б) Почётную грамоту; в) орден Ленина; г) Сталинскую премию первой степени. И всё – никаких дач, машин, льгот для детей, которые получили его подчинённые.

Об отношении Берии к людям. Главного конструктора атомной бомбы Харитона Ю.Б. дважды пытались отстранить от работ. Главный аргумент его противников – в молодые годы он работал в Англии, ему верить нельзя. Дошли эти бумаги и до И.В.Сталина: «Что скажешь, Лаврентий»? Реакция Берии: «Все люди, которые работают над этим проектом – отобраны лично мною. Я готов отвечать за действия каждого из них. Эти люди работают и будут честно работать над проектом, который нам поручен».

Отзывы о работе Берии по бомбе: «…Наши специалисты, входя в соприкосновение с ним, не могли не отметить его ум, волю, целеустремлённость. Убедились, что он первоклассный организатор, умеющий доводить дело до конца… Он был мастером неожиданных и нестандартных решений… Несмотря на своё исключительное положение в партии и правительстве, Берия находил время для личного контакта с заинтересовавшими его людьми, даже если они не обладали какими- либо официальными отличиями или высокими титулами». И, несмотря на дикую занятость, Берия находил время по поручению ЦК ВКП(б) курировать строительство знаменитого высотного здания МГУ на Ленинских горах. Давняя, юношеская любовь – строить. И построили добротно, построили на века.

Со дня кончины И.В.Сталина, Берия – первый заместитель председателя Совета Министров СССР и одновременно министр внутренних дел СССР. В третий раз в своей жизни – возвращение к чекистской работе. Что делал Берия на посту министра внутренних дел СССР, заняв эту должность снова после долгого перерыва с 1945 года? Вот названия только некоторых документов Берия за период от 05.03.1953 до 26.06.1953: «О создании следственных групп по пересмотру следственных дел», «О проведении амнистии», « «О реабилитации лиц, привлечённых по так называемому делу о врачах-вредителях», «О запрещении применения к арестованным каких-либо мер принуждения и физического воздействия», «Об ограничении прав Особого совещания при МВД СССР». Вся деятельность Берия в этот краткий период говорит о его отчаянных попытках наладить разрушенную его предшественниками работу этого ведомства строго в рамках закона.

И вот страшный день ареста (убийства?) Лаврентия Павловича Берии – 26 июня 1953 г. Утром этого дня Лаврентий Павлович как заместитель председателя Совета министров Союза ССР подписал свой последний правительственный документ — распоряжение СМ СССР № 8532-рс о проектном задании на строительство завода «СУ-3» комбината № 813. СУ-3 – это завод по производству «2%-го олова-115», то есть без кодовых «хитростей» – завод по первичному обогащению урана. И, пожалуй, символично, что последнюю свою государственную подпись Берия поставил под документом о строительстве нового предприятия. Он ведь всю жизнь строил.

Не будем пересказывать ту ахинею, которую подсовывало хрущёвское руководство советским гражданам по поводу Л.П.Берии. Зададимся вопросом – так почему же верхушкой власти в Советском Союзе был уничтожен Лаврентий Берия! Гипотез здесь много. Думаю – самые правдоподобные – связывающие вместе имена И.В.Сталина и Л.П.Берия. Берия был, без сомнения, самым талантливым, деятельным, трезво мыслящим из всего послесталинского руководства. Берия был убеждён в необходимости продолжения в СССР сталинского типа руководства и сам, обоснованно, полагал, что именно он может быть продолжателем дела Сталина. Но с другой стороны в руководстве было «подавляющее большинство», яростно не желавшее такого развития событий. Не хотим второго Сталина! Хотим пожить мирно без всяких этих «большевистских землетрясений». Здесь достаточно вспомнить «финт», который проделали «старики» в Президиуме ЦК, избранном на 19 съезде КПСС, которые вопреки Уставу партии, просто «вытряхнули» из Президиума всех «новичков» – т.е. молодые, свежие силы. Вторая гипотеза связывает убийство Л.П.Берия с тем, что став после длительного перерыва (1945-1953 гг.) министром внутренних дел СССР он получил возможность профессионально разобраться в очень и очень неясном вопросе болезни и смерти И.В.Сталина и не захотел идти ни на какие компромиссы, на покрывательство каких-то высокопоставленных преступников, тем самым став для них смертельно опасным. Третья причина – самая простая – надо было на кого-то спихнуть свои собственные грехи, найти «козла отпущения» за всё, что было сделано «не так» в предшествующие годы. Лаврентий Берия идеально подходил со своей кипучей энергией, со своими инициативами на роль «козла отпущения». Остальное – дело техники. Новоназначенный Генеральный прокурор – Руденко – «наш в доску». Расстреляли, закопали прах Берия и «с чистой совестью» пошли крушить сталинское наследие.

Из опубликованной в 1990 году записи беседы с 86-летней Ниной Теймуразовной Берия-Гегечкори, «В июне 53-го меня и моего сына Серго внезапно арестовали и поместили в разные тюрьмы. Сначала мы думали, что произошёл государственный переворот и власть захватили антикоммунистические силы». Да, милая Нина Теймуразовна, вы оказались в итоге правы, так оно и было.

С.В.Христенко

Последнее изменение Понедельник, 28 Март 2016 17:06