Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Пятница, 12 Июнь 2015 09:13

Марксизм ХХ века между мировыми противоречиями Труда и Капитала

Владимир Рябов

В начале хотелось бы остановиться на том, что марксизм традиционно рассматривает рабочее движение как основу для освобождения Труда от оков Капитала. При этом само освобождение Труда имеет целью – и это уже раскрыто у Ленина и на практике начало воплощаться Сталиным – построение бесклассового общества, поскольку пока существуют классы империализм развязывает мировые войны. Да и хищническая политика Капитала, так или иначе, ведёт к кризисам, нищете, войнам и разграблению мировых ресурсов, ставя даже саму мирную жизнь на Земле на грань экологической катастрофы. Отчего рабочее движение со своим революционным авангардом остается последним рубежом на защите прогресса и самой жизни.

Но каким образом армия Труда способна освободиться от оков Капитала, чтобы остановить хищническую политику империализма? Марксизм отвечает на этот вопрос так: должна отмереть денежная система, тогда отомрут и классы. Для современного марксиста не будет новостью то, что отмирать денежная система способна вместе с классами. А на практике такой процесс может идти только на основе продолжения экономической политики Сталина, начавшей воплощаться на практике как в Советском Союзе, так и частично затронул Китай во времена великой дружбы Сталина и Мао Дзедуна. Поэтому, начиная разговор с тех революционных времен, когда дружба советского и китайского народов объединяла усилия и давала мощный толчок развитию производительных сил в наших странах, хотелось бы коснуться дальнейших перспектив развития производительных сил, отталкиваясь от основ политического наследия Сталина и Мао Дзедуна.

В то же время нам хорошо известно, что в темпах наращивания прогресса советские коммунисты потеряли много, столкнувшись в своем ЦК КПСС с откровенным предательством и переходом на идеи анархо-синдикализма. Было забыто предупреждение Ленина и Сталина об опасности анархо-синдикализма, разрушающего социализм изнутри.

Но, как принято говорить на Востоке, собака лает, а караван идет. Большевистский караван советских коммунистов не стоял на месте все эти годы и традиционно работал на поле революционной теории рабочего класса, находя пути создания общества без классов и классовой борьбы. И в самые сложные времена политической реакции звезда марксизма не позволяла сбиться с пути и неумолимо вела и ведет к цели социализма.

Поэтому, обращаясь к началу разговора, я бы хотел поставить вопрос так. Что значит освободить Труд сегодня? И как будет выглядеть экономическая модель такого освобождения? Тут на первый взгляд вроде бы всё понятно: нужно только чтобы отмерла денежная система… Но денежная система, вернее её банковская часть, является средством управления капитализма и империализм держится за неё всеми силами. В то же время хищнический характер политики империализма оборачивается кризисами, которые расшатывают банковскую систему, загоняя капитализм в могилу. Однако сами кризисы не могут покончить с капитализмом. С капитализмом может покончить только армия Труда.

Тогда каким образом армия Труда покончит с капитализмом и освободит себя от его цепей? Опыт рабочего движения в ХХ веке показал, что армия Труда способна побеждать армию Капитала за счет перераспределения прибыли в свою пользу. Собственно, борьба пролетариата за повышение заработной платы уже является заявкой на такое перераспределение. Причем перераспределение прибыли в пользу рабочего класса в эпоху Сталина было связано с переходом на новые эквиваленты экономического учета, с оттеснением денежной системы учета со стратегического пути развития человечества. И этот путь, в перспективе и с напором рабочего движения, приобретает основное политическое выражение.

Пример перераспределения прибыли в пользу армии Труда я бы хотел показать на примере преемника Сталина на посту главы Советского Союза Георгия Маленкова, при котором дружба советского и китайского народов продолжала набирать обороты. В то время экономическая модель перспективного развития социализма действовала так:

Экономическая база электрификации в ленинском исполнении, осуществляемая Маленковым, отличается от обычной экономики капитализма тем, что у неё на первом месте стоит не денежная система учета затрат, а система учета затрат энергоресурсов . У класса производителей контроль прибыли в государстве может вестись только на базе непосредственных затрат «черного золота», т.е. энергоресурсов, которые сами участвуют в производственном процессе, в результате чего подконтрольны рабочему классу, поэтому первичны в учете всех затрат, а денежная составляющая – вторична. Ибо деньги у производителей отображают только обратную связь процесса производства, отдавая приоритет учету «черного золота». Как когда-то, в период раннего капитализма, мера металлического золота в банке выражала способность к учету кредитования, т.е. развития капиталистического производства.

Но самое главное – первенство энергоресурсов в экономике позволяло успешно планировать на всех ступенях процесс производства и повышать производительность труда. Ибо при этом доля сэкономленного энергоресурса позволяла понижать цены в магазинах на величину, в денежном выражении равную стоимости сэкономленного «черного золота». И такой способ реализации прибыли в государстве увеличивал покупательную способность населения и повышал жизненный уровень большинства жителей. Вместе с тем, понижение цен устремляло ценники к нулю, что указывало на цель движения к обществу без денег, т.е. – к коммунизму.

Но ведь жизнь без денег для общества Капитала невозможна. Поэтому апологеты Капитала сделали всё, чтобы убедить широкое общественное мнение в невозможности жить при коммунизме без денег. При этом анархия «коммунизма», исповедуемая Хрущевым, получила полную поддержку Запада, разумеется, при наличии кривой улыбки, отводящей в сторону взгляд от возникшего на его месте анархо-синдикализма. Черчилль даже ввел понятие «борьбы под ковром», чтобы не обсуждать поведение диссидентов Запада в Советском Союзе, представлявших собой триумвират троцкистов, криминала и неофашистов.

Вынужденный уход Маленкова в 1957 году со всех постов ознаменовался запуском первого искусственного спутника Земли, созданного под его руководством. Собственно, сдача Маленковым должности 1-го секретаря ЦК КПСС Хрущеву ещё до убийства Берия, обернется тем, что и его самого с тех пор держали на прицеле его же соратники по ЦК КПСС. Поэтому всякий неудачный политический шаг Маленкова мог стать для него последним. И здесь можно иронизировать над слабостью Маленкова, не разглядевшего в Хрущеве анархиста и троцкиста , получившего кадровую власть в партии. Но беда Маленкова заключалась в том, что он не мог в одиночку тянуть весь воз за ЦК КПСС, в котором партократы предпочитали беззаботно жить на лаврах победы в Великой Отечественной войне советского народа. Что же касается «слабого» Маленкова, то раскрутить сильный маховик ракетостроения в стране кроме него никто не мог.

После ухода Маленкова произошел и разлад с Китаем, поскольку работать с Коммунистической партией Китая по системе развития экономической базы ленинской электрификации, кроме Сталина и Маленкова, тоже никто не мог. А по сути дела в Москве той поры начинался «маленький Майдан», скрытый от широких масс кабинетами ЦК КПСС. Вскоре этот «маленький Майдан» пошел вширь и стал проявлять себя разговорами о расстреле антихрущевского протеста в Тбилиси. После чего положение усугубилось и разговоры стали касаться проблем нахлынувшей инфляции и отказа от сталинской политики понижения цен, что выразилось другими событиями в Новочеркасске – массовый протест рабочих против повышения цен.

Из авангарда Советского народа партократия стала превращаться в арьергард, т.е. стала жить только для себя, исключив всякую критику снизу. В результате возникшего застоя начала рушиться Ленинско-Сталинская экономическая база электрификации, увлекавшая за собой половину мирового населения. Темпы экономического роста быстро сокращались до размеров трех республик. Причина застоя простая: страна больше не могла наращивать темпы высокой производительности труда и таким образом лишалась возможности революционно вести за собой всю мировую армию Труда.

Говоря о Маленкове, я коснулся понятия «Ленинская электрификация». Для того, кто читал выступления Ленина в 1920 году на VIII съезде Советов, известно, что это выражение является составной частью формулировки «Коммунизм – это есть Советская власть плюс электрификация всей страны». Тогда же вождь назвал Советскую власть – первой (политической) программой партии, которая принимается съездом и остается неизменной. А вот «Электрификация всей страны» у Ленина получила название второй программы партии, «которая должна каждый день улучшаться, совершенствоваться, в каждой мастерской, в каждой волости». Вторая программа (экономическая) стала выражением наращивания прогресса, основанного на планировании и постоянном повышении производительности труда (за счёт перехода к использованию наиболее эффективных энергетических ресурсов, а также усовершенствования методов производства). По ленинской формулировке движение к коммунизму на основе взаимодействия двух программ партии осуществлялась уверенная поступь социализма. Однако Ленин в самом начале пути предупреждал о том, что развивать нужно обе программы партии, а то некоторые члены партии понимают так, что достаточно одного завоевания власти и победа обеспечена. Таким ура- революционерам он едко замечал: «Власть можно взять и на штыках, но на штыках нельзя усидеть».

Поэтому ведущий экономист-большевик И.И. Скворцов-Степанов в своей книге «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства», получившей у Ленина в марте 1922 года высочайшую оценку, суть экономической базы электрификации поставит в прямую зависимость от затрат энергетического топлива (черного золота). То есть, условно говоря, затраты «черного золота» невольно становились мерой экономических затрат уже во времена Ленина. А по мере выполнения первого плана ГОЭЛРО маятник учета качнулся в сторону широкого контроля затрат энергоресурсов. Во времена Сталина экономика стала измерять свои затраты по количеству бензина в бензобаках тракторов, сжигаемого на полях сельского хозяйства, а в промышленности – по количеству каменного угля или мазута, сжигаемого в топках энергетических котлов.

Экономический труд Скворцова-Степанова призывал каждого школьника экономить на том, что отключение одной электрической лампочки сокращает на электростанции расход 300 граммов каменного угля. И школьники включались в такой контроль энергозатрат. Стахановский метод в СССР отобразил то, как при постоянных энергозатратах можно резко увеличить производительность труда и выдать продукции на целый порядок больше, не увеличивая расход «черного золота на электростанции». А когда научились сокращать энергозатраты прямо на рабочих местах, производительность труда резко возросла. И оказалось, что сознательно поднимаемая рабочими производительность труда впрямую отражается на их жизненном уровне, поскольку продукции становится больше и цены на неё понижаются. Даже без повышения заработной платы жизненный уровень большинства населения улучшался, поскольку за счет понижения цен повышалась покупательная способность населения.

Но цены тоже нельзя было понижать произвольно. Поэтому исходным пунктом становилась мера сэкономленного «черного золота», стоимость которого могла пойти на компенсацию понижения цен. На деле же, сознательно поднимаемая рабочим классом производительность труда при социализме пришла в противоречие с прибавочной стоимостью при капитализме.

Почему рабочие поддержали таких передовиков производства как Стаханов и сознательно пошли на более напряженные методы работы? Да потому, что они увидели через политику понижения цен, формируемую ими на производстве, возможность улучшить свой жизненный уровень.

Это и есть тот путь освобождения Труда. Путь, с которого почти на полвека ушло рабочее движение, путь, на который всё равно придётся вернуться, потому что другой дороги просто нет. За исключением, конечно, пути к всемирной гибели.

Но звезда марксизма не для того горит на небосклоне человеческого бытия, чтобы человечество погибло. Звезда марксизма ориентирует на путь выживания всего человечества. Ориентируясь в своем движении и развитии на учение Маркса и Ленина, мы неизменно будем вынуждены обратиться к силе энергетических потенциалов не только на Земле, но и за пределами Земли. А это означает только одно: человечество обречено приобщиться к энергетическим потенциалам Вселенной, без которых просто не сможет развиваться в дальнейшем. Или, как говорил великий мыслитель Циолковский: «Земля – это колыбель человечества, но человечество не может всё время жить в колыбели».

Поэтому марксистски мыслящая часть человечества вынуждена искать пути развития цивилизации без использования денег. А таким путем оказывается практическое осуществление ленинской электрификации, с которого открывается путь взаимодействия со Вселенной, где язык (способ) общения представляет собой энергетические затраты. И это – трудный путь общения.

Сталин и Мао Дзедун стояли в самом его начале, ориентируя нас на неизбежность следования по этому пути. Ими руководила ленинская установка к действию: «Производительность труда, в конечном счете, является самым важным, самым главным, для победы нового общественного строя». 

 

 8 июня 2015

 

 

 

Последнее изменение Воскресенье, 19 Март 2017 09:24